Владимир Мальков… Послание № 6…

  Он очутился в Израиле сразу же после своей смерти. Он и при жизни хотел там побывать, но не было денег.

  Теперь же он просто воспарил над землей и полетел. Дорога от Владивостока до Иерусалима заняла всего девять секунд.

  Свершилось…

  Он опустился на улицу, перемешался с пылью и прислушался к глубине.

  Глубина молчала…

  — Скажи мне глубина, — произнес он на языке бестелесных существ. — Правда ли, что здесь действительно происходили события, которые многим кажутся истиной? Или все это сказка, придуманная жрецами для укрощения человечества? Или кто то из тех, кто испытывает страсть к странным фантазиям, создал цикл занимательных произведений для того, чтобы манипулировать сознанием живых людей и организованно вести их к смерти?

  Слишком много вопросов…

  Глубина не ответила…

  Мимо проходил человек. Палестинец или еврей. А может быть турок… Он стер со лба пот, глубоко вздохнул и уже собирался сделать свой очередной шаг, но в этот момент почувствовал нечто загадочное и остановился.

  — Кто здесь? — его голова стала медленно перемещаться из стороны в сторону, а глаза пристально всматривались в пустоту.

  - Это я, Максим. Русский парень, погибший от несчастной любви, — послышалось в ответ из бесконечной загадочной глубины…

  Вокруг были другие люди, но человек отчетливо понимал, что его волнение не связано с миром живых. Он явно чувствовал иное, перемешанное с раскаленным воздухом и следами исчезнувших поколений…

 - А я египтянин… Зияульхакк… — Растерянно произнес он.

 - Очень приятно…

  — А жива ли твоя избранница? Та женщина, которая являлась неотъемлемой частью твоего великого чувства? — спросил Зияульхакк, как истинный мужчина, для которого любовь всегда была превыше всего.

  — Да.

  — Ты любишь ее до сих пор?

  — Нет. Я понял, что ошибался.

   - Ты сделал это сам?

  — Нет. Это сделала случайная бесчувственная машина… Форд. Я просто задумался о той, что оставила меня без своих нежных прикосновений, о той, что пропитала мою кровь болью и попал под колеса.

  — А что же ты делаешь здесь? – с участием спросил египтянин.

    — Я, неожиданно, почувствовал острую потребность спросить у здешней земли и камней, был ли Иисус Христос действительным героем истории человечества или все-таки здесь потрудился какой-нибудь Ганс Христиан Андерсен или Ершов…

  — Так у тебя есть сомнения? — Зияульхакк загадочно закатил глаза и посмотрел с выражением искреннего сочувствия на то место, где по его разумению находился невидимый собеседник.

  — А у тебя есть уверенность?

  Египтянин покачал головой в такт своим протяжным арабским мыслям, но в этот момент рядом с ним остановился еврей, тем самым несколько исказив мыслительную гармонию Зияульхакка.

  — Вам плохо? – спросил Авраам у египтянина.

  — Почему Вы так решили?

 - Я проходил мимо. И Ваше поведение вызвало у меня невольную обеспокоенность. Вы стоите на месте и словно разговариваете с кем то невидимым или ведете серьезный диалог со своим собственным подсознанием.

  Зияульхакк нежно прикоснулся к еврейскому плечу и тихо произнес, склонившись к уху Авраама.

  — Дело в том, что здесь. Рядом с нами. Находится русский парень. Максим. Погибший от несчастной любви…

  Еврей медленно осмотрелся и подозрительно прищурил глаза.

  — Где?

  — Он невидим. Но я его слышу… — Уточнил египтянин, ощутив явный скепсис своего нового собеседника.

  — А я нет.

  — Так он сейчас молчит, — поспешно уточнил Зияульхакк. — Максим! Скажи что-нибудь! Может быть, гражданин еврей тебя тоже услышит.

  — Меня зовут Авраам, — оперативно представился гражданин еврей.

  Максим продолжал пребывать в своей невесомости и с интересом наблюдал за встречей представителей двух миров. Тем более что и египтянин, и еврей в пору своей юности учились в Москве, хорошо знали русский язык и именно на нем разговаривали.

  — Авраам, Авраам я Максим, — произнесло бестелесное русское существо.

  — Слышишь? – Зияульхакк с надеждой просмотрел Аврааму в глаза.

  Еврей ничего не услышал.

  — Жаль, — египтянин с сожалением покачал головой.

  — А чего он хочет? – Авраам нервно потер ладонью о ладонь и вдруг почувствовал, что по какой-то неведомой причине верит египтянину.

  — Истину хочет у камней выведать. Существовал ли на самом деле Иисус Христос или его кто-то выдумал? Сомнения у него на этот счет. Большие…

  — Сомнения в данном вопросе мне непонятны, — еврей для большей убедительности вознес свои руки к небу. — Иисус, несомненно, был. И хотя я не разделяю его учение, не могу не отметить, что мой народ гордится тем, что он тоже еврей.

  — А я то думал, что он был греком, — Максим, словно прозрачное облако поднялся с земли и приблизился к говорящим вплотную.

  — А вот Максим говорит, что Иисус был греком, — назидательно произнес Зияульхакк.

  — Он глубоко заблуждается.

  — А я думаю, что он был русским, — увлеченно продолжил египтянин.

  — Откуда же такая экзотическая версия? — Авраам иронично поднял вверх свои густые рыжие брови. – Про греков, честно скажу, уже слышал. А вот про русский вариант слышать еще не приходилось.

  — Страна больно суровая. Просторы необъятные. Тоска неземная. По мне, он только там и мог появиться. В какой-нибудь сибирской избушке. — Увлеченно уточнил Зияульхакк.

  — Но мне то, в принципе интересно другое, — Максим заполнил пространство между двумя говорящими и соединил еврея и египтянина своей аурой. — Мне интересно был ли он вообще? Существовал ли в реальности, хотя бы приблизительный прототип, превращающий, исцеляющий и блуждающий по воде, словно каноэ?

  Это были первые фразы Максима, которые услышал Авраам. Он широко улыбнулся и с чувством неожиданного радостного прозрения постучал по плечу Зияульхакка.

  — Я слышу! — громко закричал он, чем сильно испугал проходящих мимо итальянских туристов. Он тут же хотел их успокоить, сказав, что причина его неожиданной радости состоит в том, что он, наконец то услышал бестелесного русского парня Максима, погибшего от несчастной любви. Но передумал…

  Появилась возможность полноценного общения.

  — Если возвратиться к ключевому вопросу. Был ли Иисус вообще? — египтянин на мгновенье задумался. — То если откровенно. Без привычных штампов и обыденных констатаций. Думаю, что это многовековая еврейская пиар — акция. Вы уж не обижайтесь. — Он лукаво повернул свои загорелые ладони вверх, к солнцу. – И в этой связи, я в большей степени, склоняюсь к версии, что его не было.

  — А Мухаммед был? Вообще… Вы только не обижайтесь, — несколько театрально промолвил Авраам, тем самым, возвращая египтянину его примирительную иронию.

  — Подождите. Я что-то слышу. – Бестелесный русский парень Максим почувствовал вдруг, что глубина подает сигнал, отзвуком сильнейшего землетрясения, возникшего в этот миг на далеких японских островах и вновь стремительно прижался к известняку…

  — Ну что? — тихо промолвил Зияульхакк, ведомый естественным человеческим любопытством.

  — Ну что? – Авраам склонился к дороге, а затем встал на колени и приложил к булыжнику правое ухо.

  — Ответ, к сожалению, находится не здесь, — размеренно произнес Максим через несколько бесконечных минут. — Мне сказали, что нужно лететь на острова Пасхи. Разгадка находится именно там…

  В этот момент увлеченные разговором люди и бестелесное существо вдруг почувствовали вокруг себя странное движение воздуха, взглядов и пронзительной пустоты. Рядом с ними, неожиданно, возник человек в странной мешковатой одежде. Его глаза отражали небесное царство, его силуэт повторял контуры рая. Он вдруг, неожиданно, сбросил с себя плащ и пронзительно закричал. Раздался взрыв…

  Максим почувствовал, что по его прозрачному телу пробежала странная волнующая вибрация. Он понял, что произошло нечто трагическое и его недавние собеседники погибли… Затем он увидел Зияульхакка и Авраама воспарившими над землей. И очень обрадовался.

  — Слава Богу вы живы.

  — Ты ошибаешься, — печально промолвило бестелесное существо Зияульхакка.

  — Да… Вот Вам и дискуссия об Иисусе, и весь этот яростный мир, — Авраам еще не вполне освоился со своим новым воплощением и не вполне уверенно перемещался в пространстве.

  — Но ведь это уже случилось, — Максим вдруг почувствовал удивительный прилив энергии, перешел на новый уровень самопознания и увидел, что вокруг них витают миллионы бестелесных существ. — Какое счастье, что мы не одни в этом новом для нас измерении, — радостно прокричал он. — И я верю, что у нас все еще будет. И мы еще многое  сможем узнать.

  — Что ты делаешь?! – Авраам повернулся к Зияульхакку, который неожиданно пощекотал его прозрачное облако.

  — Я даю тебе знак, — сурово произнес египтянин.

  — И о чем же этот знак говорит?

  — Нам необходимо помочь Максиму, — выразительно промолвил Зияульхакк. — Мы просто обязаны  выяснить все,  что касается Иисуса… Все подробности его жизни или жизни тех, кто придумал эту самую известную, самую загадочную историю…

  — Что ж… Я согласен.

  — Так вы вместе со мной?! – радостно прокричал русский парень. – Неужели мы сделаем это вместе?!

  Египтянин и Еврей твердо сказали — Да…

  В первый раз на островах Пасхи, Максим, Зияульхакк и Авраам оказались сразу же после смерти египтянина и еврея.

  Они и при жизни хотели там побывать, но не было денег…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>