Кинофильм Андрея Звягинцева «Левиафан»… А так же Владимир Путин и его предполагаемая роль в благосклонном отношении к фильму мирового кинематографического сообщества…

Кинофильм Андрея Звягинцева «Левиафан»  уже отмечен серьезными международными наградами. В том числе в 2014 году в рамках 67 — Каннского кинофестиваля он («Левиафан») удостоен приза за лучший сценарий, в 2015 году в рамках американской премии «Золотой глобус» кинофильм завоевал победу в категории «Лучший фильм на иностранном языке», вошёл в число претендентов на премию «Оскар» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке» (церемония вручения состоится 22 февраля 2015 года), а так же получил награду Лондонского сообщества кинокритиков…

На мой взгляд, вышеотмеченный наградопад — является поводом обратить внимание на  данное произведение киноискусства и вызывает дополнительное желание познакомиться с ним для того, чтобы составить свое собственное впечатление от очередного фильма Андрея Звягинцева…

17 января 2015 года я посмотрел этот фильм…

Посмотрел до конца и этот факт сам по себе говорит о том, что мне — по меньшей мере — было интересно познакомиться с полным объемом художественного материала и этот интерес присутствовал от начала фильма до самого его завершения… Хотя  в большей степени это был интерес, связанный с изучением, с анализом, с попыткой сравнить свои собственные выводы и ассоциации с единодушным одобрением международного киносообщества…

Видимо я не вписываюсь в преобладающие настроения…

И хотя право автора на свое собственное видение, на свою собственную интерпретацию, на акценты, на контекст, на гармоническое образное чувствование — является для меня несомненным, мое собственное право на оценку всего вышеперечисленного я так же считаю непреложным и неотъемлемым…

Начну с того, что лежит на самой поверхности — это активное использование ненормативной лексики… На мой взгляд, за всю историю мирового кинематографа использование нецензурных слов еще никогда не приводило к появлению в художественном пространстве фильма дополнительной философской и образной глубины… Натуралистичность — да, «реалистичность» — да, определенная прямолинейная правдоподобность — да, но все эти оттенки — как правило — являлись залогом  некой условной «искренности», брутальной обостренности или «черного» юмора, но практически всегда умаляли художественную ценность кинокартины… Как мне представляется кинофильм Андрея Звягинцева «Левиафан» не стал исключением и каждое произнесенное персонажами бранное слово лишь разрушало и без того зыбкий фундамент данного творческого киновысказывания…

Далее  о неумеренном употреблении спиртных напитков киногероями фильма «Левиафан»… Мне показалось, что на уровне подсознания режиссер помимо основной творческой задачи одновременно решал и некую параллельную, снимая вторую, вспомогательную (а может быть и основную) картину… К примеру, свою звягинцевскую версию «Особенностей национальной жизни» и, как мне представляется, в рамках своего художественного видения вполне определенно заявил о том, что все российское бытие произрастает на мистическом фундаменте национально-неизбежной «огненной воды»? Словно родился русский человек на этот свет в основном для того, чтобы пострадать, потерпеть, а так же вдоволь поматериться и водки попить… То есть режиссер, как мне кажется, вполне осознанно показал некие трагические оттенки национального бытия не как следствие непростой, противоречивой, а порой сверхсложной, сверхтяжелой и несправедливой жизни, а как некую запрограммированную первопричину — некий национальный код… Мне представляется, что это крайне неточный посыл в большей степени подходящий не серьезному художнику, а какому-нибудь юному, неискушенному и еще мало что понимающему в этой жизни волонтеру из команды Алексея Навального…

Мне даже представилось, что вполне гармоничным продолжением вышеотмеченной творческой подачи было бы появление в сюжетной линии фильма постоянно матерящихся и пьющих водку дошкольников, а так же  российских лошадей, собак, кошек, голубей, воробьев и всяких иных братьев наших меньших в рамках окончательного и бескомпромиссного приговора самому существованию «цивилизованного» «Русского мира»…

Название кинофильма «Левиафан» мне представляется вполне удачным и по сути универсальным, так как практически любой сюжет, в котором присутствует государство, чиновник, маленький человек, несправедливость, жестокость, безнаказанность, религия, искренняя вера, имитация веры, человеческие страсти и пороки — может успешно вписаться в рамки этого многоуровневого понятия (от Ветхого Завета до философских представлений Томаса Гоббса и всех иных образно-смысловых интерпретаций последующих веков и лет)…

При этом, мне кажется, что прямая цитата из книги Иова, которую озвучил  на пороге маленького провинциального продуктового магазина один из персонажей фильма — а именно — священнослужитель — является не просто избыточной и нелогичной, но абсолютно неподготовленной, так как внесла в киноповествование эклектику такого масштаба, что каждое произнесенное слово было, по сути пропитано неловким стеклом, пластмассой, вязким гудроном и всеми иными оттенками неживого… Словно глубокое попытались выразить языком пустоты(контекст киноповествования), но в итоге осталось лишь пустота…

С таким же успехом священник мог бы завести мимолетный разговор со своим случайно повстречавшимся знакомым (который естественно находился в перманентном состоянии алкогольного опьянения) к примеру, о теореме Ферма или неевклидовой геометрии Лобачевского или правилах поведения на воде, или о точном составе только что приобретенного йогурта… И хотя герой, исполняемый актером Алексеем Серебряковым — постарался (словами сценаристов) нивелировать эту неловкость — как мне представляется спасти ситуацию не удалось и тут же очередная пропасть разверзлась под ногами дружной команды единомышленников…

Но самая  большая и, как мне представляется, трагическая ошибка, которую совершил Андрей Звягинцев заключается в том, что он поместил в ткань своего фильма абсолютно жесткое политическое послание, так как после этого послания — фильм, на мой взгляд,  окончательно вышел из художественного контекста и превратился в политический манифест… Я имею в виду то, что в кинокартине, присутствует конкретная и прямая образно-политическая проекция, которая, как мне кажется, своей прямолинейностью, нарочитостью и примитивностью, безусловно, вычеркивает внутреннюю гармонию кинопроизведения из «высокого» и серьезного художественно-философского контекста…

Внимательно посмотрите на кинофильм во временном промежутке от 50 мин. 05 сек. до 50 мин. 45 сек

Один из главных героев фильма — Мэр (тот кто в определенном смысле является средоточием зла, цинизма, преступных замыслов и жестокости)  встал прямо под портретом Президента РФ — Владимира Путина… Вы скажете «Ну и что! Разве нельзя ему в своем собственном кабинете постоять там, где он хочет?» И будете правы… Пусть стоит там, где ему удобно… Или сидит… Или лежит… Или спит… Мы все-таки свободные люди в свободной стране… Но при этом его конкретное месторасположение — как мне представляется — очень четко скоординировано с вышеотмеченным портретом на стене… Четко просматривается лицо Президента, а прямо под ним столь же рельефно проступают черты провинциального Злодея и возникает невольное предположение, что преступный, жестокий и циничный Мэр в предложенной режиссером системе координат является материализовавшейся проекцией Владимира Путина (мутировавшей провинциальной проекцией)… Тем более что в данном конкретном «проекционном» положении живой Мэр и портрет В. Путина фиксируются на целых 40 секунд и тем самым — видимо -  подчеркивается неразрывная связь между тем и другим…

Вы скажете… А может быть это случайность, непроизвольно запечатленная во время съемок? Может быть… Но я отношусь к Андрею Звягинцеву с уважением — считаю его талантливым и умным человеком — и в этой связи я считаю, что даже при изначальной случайности - в дальнейшем в рамках работы над окончательной версией фильма (в рамках монтажа) режиссер не раз и не два, а может быть даже сто или более раз просматривал этот сорокасекундный фрагмент и будучи человеком умным — не мог не заметить, что этот фрагмент несет в себе (кроме прочего) вышеотмеченный — банальный — прямолинейный — политический вектор, который, как мне представляется, категорически не вписывается в высокохудожественную ткань…

Но почему при этом Андрей Звягинцев все-таки оставил этот фрагмент в своей кинокартине?

На мой взгляд, режиссер надеялся сконструировать в своем фильме такую образную среду, в которой он мог бы пройти по тонкой границе  между искусством и китчем, извлекая из этого путешествия новое живительное сверхискусство… Мне кажется, что эта попытка не удалась…  Как мне представляется, скорее — из всего этого получился (образно) одиночный пикет или небольшой санкционированный (при финансовой поддержке министерства культуры Российской Федерации) митинг около администрации Президента РФ — В. Путина с решительным требованием пресечь проявления всех человеческих пороков на территории России, которые (пикет,митинг)  я могу расценить как проявление определенного гражданского мужества и конкретной мировоззренческой позиции — но не как серьезное философско-художественное явление…

В этой связи широко развернувшаяся дискуссия о причинах выдвижения фильма Андрея Звягинцева «Левиафан» на премию «Оскар» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке»  (в антитезах — художественная ценность или политика?) представляется мне,  по меньшей мере, надуманной и в первую очередь потому что в рамках всего постсоветского периода все фильмы, победившие в данной номинации — на мой взгляд — выбирались исключительно исходя из политических соображений (или за конкретное содержание кинокартины или в виде моральной поддержки какой-нибудь дружественной страны)… Так что могу предположить, что вышеотмеченный сорокасекундный фрагмент (в совокупности с матом, водкой, обезглавленной рыбой, «государственными» священнослужителями, черной водой и т. д.) сыграл решающую роль в номинации на премию «Оскар», а так же  в получении уже выигранных  международных наград…

При этом я желаю Андрею Звягинцеву здоровья, удачи, и больших творческих успехов, так как считаю его одним из самых талантливых кинорежиссеров России…

И в завершении мне хочется искренне поблагодарить актерский состав творческой группы и кинооператора, которые, находясь (мое субъективное) в определенном художественном вакууме смогли извлечь из этого разреженного пространства трагические и выразительные образы, которые — на мой взгляд — в конечном итоге спасли этот фильм — от полного превращения в осколки (или чеканный шаг оппозиционных батальонов или клонированную риторику журналистов радиостанции «Эхо Москвы»)…

Всем Гармонии и Любви…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>